В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
К нам приехал наш любимый

Михаил ЖВАНЕЦКИЙ: "Мы в России делаем то, что умеем. Делаем, делаем, делаем - глядь, опять получается Советская власть..."

Наталия ДВАЛИ. «Бульвар Гордона» 12 Декабря, 2006 22:00
Михал Михалыч выступил в Киеве с новой программой
Решил обкатать на украинской публике все, что написал этим летом в своем доме на берегу Черного моря.
Наталия ДВАЛИ

Михал Михалыч привез в Киев новую программу. Решил обкатать на украинской публике все, что написал этим летом в своем доме на берегу Черного моря. Жванецкий так и не научился пользоваться компьютером, а потому прямо на сцене вытащил из своего знаменитого портфеля внушительную стопку листов, исписанных размашистым, неразборчивым почерком. Публика разразилась сумасшедшими аплодисментами, на что писатель прореагировал: "И он ушел, тепло встреченный зрителями".

Почти 40 лет назад молодой и стройный Миша Жванецкий написал для Аркадия Райкина программу "Светофор", в которой впервые прозвучали легендарные миниатюры "Авас", "Дефицит", "Век техники". Пришел первый успех и первые большие деньги - 1200 советских рублей в месяц при средней зарплате в 120 рэ. В этом году Аркадию Исааковичу исполнилось бы 100 лет. Михал Михалычу уже стукнуло 72 года. Сегодня он зарабатывает много тысяч долларов в месяц, колесит по всему земному шару - от Австралии до Америки - и по-прежнему переживает перед выходом к публике. "Сцена - это как экзамен в институт, - объясняет Жванецкий. - Каждый раз волнуешься: попадешь - не попадешь, поступишь - не поступишь...".

Нынешнее выступление тоже не прошло без нервов. Жванецкий заметно волновался и первые полчаса говорил на бешеной скорости, то и дело спотыкаясь. "Я первый раз это читаю, - быстро уточнял писатель, - поэтому волнуюсь". Зато публика реагировала мгновенно: емкие, яркие тексты громким хохотом отзывались в зале. В конце концов, Михал Михалыч не выдержал, поднял очки на лоб, упер руку в бок и улыбнулся: "Самое лучшее ощущение, когда выступаешь в Украине: уровень понимания превышает уровень написания!". После чего расслабился и стал кокетничать: перебирал стопку исписанных бумаг, бормотал себе под нос: "Вот, пожалуй, это!" - и опять на бешеной скорости читал, читал, читал. Киевляне реагировали так же легко и быстро. "Вот все эти вещи понимают только здесь, - опять поднял очки на лоб Жванецкий, - на расстоянии 560 км от Одессы! То есть Киев попадает в радиус действия Одессы!".

Михал Михалыч не раз в порыве откровенности делился: мол, очень часто чувствует, что народ искренне силится его понять. Так силится, что все отражается на лицах. Как добрый человек, Жванецкий пытался читать медленнее, но... В общем, сплошное расстройство. И вдруг все наоборот. Несколько раз за концерт искренне восхитился: "Черт возьми, не хочется думать о себе хорошо... Но почему после такого я должен думать о себе плохо?!".

Удивительно, что после стольких лет стабильного успеха, открытой любви народа и скрытого, но ощутимого обожания властей Жванецкий страдает комплексом низкой самооценки. Единственное, что излечивает мэтра, - чуткий зал. Окрыленный понятливым слушателем, Михал Михалыч выдал экспромтом: "Мне часто говорят: "Вы - не писатель". Да, я не писатель. Но я очень хороший неписатель, блин!!!". После столь эмоционального порыва "хороший неписатель" снова порылся в своей стопочке текстов и вытянул монолог, посвященный любви, причем не только к женщине.

"Люблю коньяк, братцы, - с непередаваемой интонацией поделился с залом Жванецкий. - Потому что напоминает, очерчивает, выделяет, расширяет мышление, суживает формулировку. Люблю врагов с холодным их вниманием, потому что в любом анализе их крови есть моя доля. Люблю времена года, потому что зима - это предчувствие весны, весна - это предчувствие лета, старость - предчувствие любви...".

Любовь - любимая тема Жванецкого. Это у него было, есть и будет (судя по количеству молодых и длинноногих красавиц, поднявшихся на сцену с букетами и поцелуями). Ни количество своих возлюбленных, ни детей Михал Михалыч точно не знает. "Ну четыре-пять, может, даже, шесть", - то ли в шутку, то ли всерьез признается он. Впрочем, кто не без греха, пусть бросит в него камень. Пока же нестареющий ловелас резюмирует: "Женщины - это черная сила, которая всегда предает мужчин и выбивает из них волю и непреклонность", после чего иронично добавляет: "Физическое самочувствие: встал - стало лучше".

После киевского выступления у Жванецкого плотный график выступлений. Затем встреча Нового года в узком семейном кругу с женой Наташей и 11-летним сыном Митей. Потом опять гастроли и долгожданное лето, когда Михал Михалыч опять засядет в своем загородном бунгало... "Мы в России делаем то, что умеем. Делаем, делаем, делаем - глядь, опять получается Советская власть!"... "Газеты перестали думать и стали продавать случаи и катастрофы. Секс стал доступным, прозрачным и отделился от любви". Михал Михалыч любит заниматься самоедством, но, едва заслышав аплодисменты, театрально произносит: "Если бы я не слышал, что происходит вокруг, я, быть может, думал бы о себе хуже...".

Не так давно шапочный знакомый рассказал Жванецкому, что повесил в своем туалете плакат: "Не сиди просто так, думай что-то!". И подпись: "Мама Жванецкого". Вообще-то, грамотнее - "думай о чем-то", но "думай что-то" - глубже. Мама действительно постоянно твердила сыну эту фразу, и теперь сын с надеждой ее всем повторяет. Впрочем, цитируя его же: "Надежда умирает последней и почему-то отдельно от нас...".



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось