В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Куда уехал цирк?

Владимир БЫСТРЯКОВ: «Воспоминания поперли из меня с такой страшной силой, как если бы в общественный туалет бросили две пачки дрожжей!»

Анна ШЕСТАК. «Бульвар Гордона» 30 Сентября, 2010 21:00
Известный композитор выпустил мемуарную книгу «Явка с повинной. Байки от Вовчика» — о знаменитостях, с которыми ему довелось общаться.
Анна ШЕСТАК
У людей шоу-бизнеса новая мода - музыканты, певцы, актеры и телеведущие друг за другом становятся писателями. Не обошло это веяние стороной и Владимира Быстрякова. Эстрадный композитор, автор хитов «Куда уехал цирк?» и «Леди Гамильтон», который ведет юмористическую рубрику в одной из газет и заседает в клубе «Золотой гусь», издал свою первую книгу артистических баек и грозится, что она не последняя...

«МОЖНО Я ВАС ПОЦЕЛУЮ?» - СПРОСИЛ Я У БУДЕННОГО»

- Презентация состоялась на Львовской книжной ярмарке - самой крупной в Украине, - рассказал Владимир Юрьевич «Бульвару Гордона». - В книге собраны байки обо всех, начиная с маршала Советского Союза Семена Михайловича Буденного, с которым я целовался, и заканчивая Лайзой Миннелли...

- Вот о Буденном хотелось бы подробнее. Когда это вы с ним встречались?

- В детстве. Меня отобрали в числе других пионеров вручать маршалу цветы. Семен Михалыч взял меня на руки, а я решил, что нужно еще что-нибудь сделать, - чтобы было что вспомнить. И выдал: «А можно я вас поцелую?». Он опешил: «А за что?». - «А за все!» - отчеканил я и чмокнул героя прямо в усы... Кстати, многие байки снабжены фотографиями, что подтверждает их правдивость.

- А как появилась идея такой книжки?

- Человек я веселый, много лет сидел с друзьями в «Золотом гусе» (и кстати, продолжаю - на Первом национальном канале снова выходит эта передача), этот процесс обогащал мою впечатлительную натуру всевозможными юморными фактами, ну и вообще в жизни происходит немало смешного - нужно только суметь это разглядеть.

Наверное, поэтому в один прекрасный момент ко мне обратился мой друг Володя Гоцуленко, он издает «Московский комсомолец в Украине», с тем, чтобы я вел рубрику «Анекдоты от Быстрякова». Это сейчас модно - Чекалкин ведет, Сивохо... Я тоже стал вести, а потом Володя сказал: «Понимаешь, анекдоты в большинстве своем народу известны. А ведь есть смешные случаи из жизни, которые знает лишь несколько человек. Напиши-ка ты байки!». И я согласился, хотя думал, что вспомню от силы пять. Ну, 10... Но воспоминания поперли из меня с такой страшной силой, как если бы в общественный туалет бросили две пачки дрожжей!

- Ничего себе сравнение!

- Жизненное. Это, кстати, тоже случай был. У Илюши Ноябрева во дворе жил инвалид, дядя Боря, который в протезе носил дрожжи продавать. А в советское время за эти дрожжи могли дать большой срок, потому что из них гнали самогон. И вот однажды на Подоле горе-продавца выследил милиционер. Дядя Боря юркнул в общественный туалет, выкинул весь товар и вышел. Его обыскали, отпустили. Зато потом четыре дня подряд во дворе стояли машины и выгребали все, что в туалете образовывалось...

«ЛОЛЛОБРИДЖИДА ОКАЗАЛАСЬ ХАЛЯВЩИЦЕЙ РЕДКОЙ КРАСОТЫ И СИЛЫ»

- Из таких вот баек у меня и образовалась книжка, - продолжает Владимир Быстряков. - Туда вошло 75 рассказиков, примерно столько же неизданных, они ждут своей очереди. Об одном только Блохине байки четыре, о Коле Караченцове, с которым мы в Австралию ездили, - штук 10, об Армене Джигарханяне, о Сене Фараде, о Давиде Яновиче Черкасском - моем гуру... О Джине Лоллобриджиде могу рассказать - я ведь и в Риме у нее был, и в Киеве ее принимал, с Джины тогда чуть парик ветром не сдуло...

- Что же вы звезду не берегли?

- Как раз наоборот! По распоряжению начальства с мылом мыли район возле кафе на Соломенке, где я накрывал ей поляну! Но дело не в этом, а в том, что кинодива оказалась достаточно стервозной бабой, халявщицей редкой красоты и силы - ее на это Никита Михалков присадил. Когда Лоллобриджида приезжала в Москву, он ходил с ней по магазинам и все, что выбирала гостья, оплачивал. В Киеве Джина тоже в поход отправилась - по сувенирным, антикварным... Где-то иконочки прикупила, где-то - украшения, короче, набрала штук на пять баксов. Нехило по тем временам. А потом обратила внимание, что кто-то из сопровождающих упал в обморок: «Что такое?». - «Да ничего, просто у него с собой таких денег нету»...

- Кому еще из великих от вас досталось?

- Знаете, я не отношу себя к представителям желтой прессы, поэтому не собираюсь выводить людей на чистую воду, рассказывать, что у кого-то были нестиранные трусы или целлюлит из-под корсета брызгал. Во-первых, не люблю судебных процессов, во-вторых, доброжелательно к артистам отношусь: коллеги все-таки. О Пугачевой, например, у меня тоже невинная, но интересная байка.

- Редкое сочетание для байки...

- Судите сами. Алла была у меня в гостях с Кузьминым, когда давала концерт для ликвидаторов последствий чернобыльской аварии. И рассказ, собственно, о том, что сопутствовало ее визиту, потому что все очень серьезно было. Менты побросали охранять жившего рядом Щербицкого и переместились под мои окна, а у дверей дома - они были открыты, как на похоронах, - стояла мощная толпа зевак. Алла с Володей заехали в 12.00 на чашечку кофе, а к 19.00 в доме кончилась вся водка, и я выбежал во двор с авоськой (водку в советских магазинах продавали только до семи вечера), толпа хором грянула: «Беги, Володя, успеешь!». И я таки успел!

- Вы, я гляжу, везде успеваете: и байки писать, и в жюри шоу «Народна зiрка» заседать. Кстати, как вам там работается?

- Нормально, я же между двумя барышнями сижу - Брыльской и Заворотнюк. Барбара все пытается выведать у Насти, сколько ей лет, а та молчит, как партизан. Хотя, я считаю, напрасно: красавице Насте рано скрывать возраст. Все лето ездил на кастинги, открыл для себя много талантливых людей, но сделал вывод, что слегка тронутых тоже хватает. Иногда складывается впечатление, что если раньше люди ходили по врачам, то сейчас - по кастингам...



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось