В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
От первого лица

Чужой среди своих, свой среди чужих

Виталий КОРОТИЧ 10 Октября, 2005 21:00
С возрастом вокруг меня остались только те люди, которых я зову "ближним кругом". Отбирались они всю жизнь.
Виталий КОРОТИЧ

С возрастом вокруг меня остались только те люди, которых я зову "ближним кругом". Отбирались они всю жизнь. Все на свете имеет опознавательные знаки: у военных эти знаки регистрируются и вносятся в специальные каталоги, у самолетов есть сигнал "свой-чужой", по которому их узнают, пропуская в закрытое для чужаков воздушное пространство. Такой сигнал есть не только у летающих железяк: когда осенью птицы собираются в перелет, они узнают одна другую, группируются в стаи, определяют вожаков. Умение опознать "своих" присуще не только самолетам и птицам.

Можно годами работать рядом с человеком и не сблизиться с ним, бывает даже трудно определить, почему все сложилось именно так. Один из самых дурацких вопросов, который почти все влюбленные задают друг другу: "За что ты меня любишь?". Задумавшись над этим, можно попасть в ситуацию сороконожки, которая начала высчитывать, какая нога у нее движется перед какой, и окончательно запуталась. "Люблю - и все!"...

"Своих" надо отличать, способов узнавания множество. В Америке я замечал наших иммигрантов еще издали, по осанке, походке (американцы говорили мне, что узнают наших по золотым зубам, которые в таком количестве не украшают больше ничьи рты). Болельщики машут шарфами, депутаты пришпиливают значки. Примет, выстроенных по принципу "свой-чужой", немало, иногда они забавны, а порой выглядят чудовищно, как нацистский перечень признаков "чистого арийца" или стереотип московского милиционера, отлавливающего "лиц кавказской национальности". Но так или иначе я всегда сориентируюсь в городской толпе и задам вопрос именно тому человеку, который мне ответит вежливо и понятно. Сам не знаю, как я его выделяю, но ошибаюсь редко.

Общества разбиваются на подгруппы, сортируются, разделяются. Счастлив и комфортен тот, кто нашел "своих", - только везет далеко не всем. Мечта Маяковского о "едином человечьем общежитии" оказалась пустышкой, не все хотят жить в обезличенной толчее. Предсказания коммунистов о всемирном пролетарском братстве тоже ерунда, впрочем, как их же воинственные "пугалки" о злобном сплочении богачей всех стран. Все не так просто...

У меня есть изданный в Лондоне альбом с узорами галстуков. Армейские полки закрепили определенные галстучные рисунки для своих офицеров. Каждый колледж декорирует своих выпускников галстуком определенного типа. Отныне вас узнают и к вам подойдут в первую очередь те люди, с которыми вы терли парты в одном университете или утаптывали тот же плац. Так создается "ближний круг", клубы для "своих", куда вхожи лишь те, кто может предъявить соответствующие рекомендации и не был скомпрометирован. С определенными вариациями, это чуть усложненная реализация простенького призыва, некогда популярного среди части украинского населения: "Свiй до свого по своє!". Но, как во всем остальном, здесь очень важны грани понятий. Отбор "своих" - часть душевной культуры, и поэтому он не должен быть связан с чванством по отношению к прочим. Даже наоборот: круг твоей самозащиты не должен становиться кругом союзников по нападению на остальной мир.

Все-таки фильтры, допускающие новичка в "ближний круг", обязательны. Один скоробогатый соотечественник, накупивший того и сего за океаном, задумчиво жаловался мне: "Я могу приобрести особняк в центре Вашингтона и ездить в белом лимузине где захочу. Но войти в совет директоров "Дженерал электрик" или даже стать членом аристократического клуба мне не удастся ни за что. Боюсь, что и моим детям не удастся...". Что же, достойный "свой круг" формируется всю жизнь. Спаси нас Бог от одиночества, дорогие читатели!



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось