В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
По горячим следам

Начальник территориального отдела милиции Оболонского РУВД г. Киева майор милиции Тарас СУСЯК: "Троица действовала по отработанному сценарию: вначале избивали, а потом отнимали мобильники и деньги. Им доставляло удовольствие бить и унижать. Заметив в глазах человека страх, они кайфовали"

Татьяна НИКУЛЕНКО. «Бульвар Гордона» 10 Октября, 2005 21:00
Преступление, в результате которого оборвалась жизнь 18-летнего киевлянина, было раскрыто за четыре дня
Татьяна НИКУЛЕНКО
Сегодня пресса и телевидение сообщают о разгуле криминала с такой же неотвратимостью, как и о повышении цен. Для тех преступлений, от которых у обывателя волосы дыбом и кровь застывает в жилах, ввели даже особое словечко - резонансные. Можно подумать, что другие не отзываются болью в душе, не вызывают возмущения и гнева... Поэтому я решила нарушить журналистскую традицию. Преступление, о котором пойдет речь, не отличается хитроумным замыслом, не шокирует злодейскими подробностями. Оно поражает именно своей обыденностью, заурядностью. За раскрытие таких не дают орденов и звездочек на погоны. Зачастую их считают безнадежными. Но майору милиции Сусяку понадобилось всего четверо суток, чтобы распутать этот клубок. Из 38-ми лет жизни он 12 отдал уголовному розыску, где прошел все ступени: был опером, возглавлял "убойный отдел", работал начальником УГРО района. Никогда не подсчитывал, сколько за эти годы выловил бандитов, сколько преступлений раскрыл, но случалось всякое. Приходилось ему брать в одиночку целую бригаду, были гонки, преследования, госпиталь... На Оболони работает четыре года и считает этот спальный район по оперативно-криминогенной обстановке одним из самых сложных в Киеве.

Друг РОМАН: "На этот раз вместо праздника получились похороны"

- Мы с Олегом познакомились года четыре назад, когда его семья приехала из Германии. Учились в одной школе. Он по-немецки говорил без акцента, Цоя здорово под гитару пел... Хотя был на класс младше, мы стали друзьями не разлей вода, везде ходили вдвоем.

В тот вечер на Оболонь с диджей-парада вернулись поздно, но расходиться по домам не хотелось. Сидели на парапете, говорили обо всем... И тут подошли эти трое: "Эй, вы откуда? Мы вас не знаем!". - "Так давайте познакомимся, - отвечаем. - Меня зовут Роман! А меня Олег!". Тон у них был агрессивный, вот мы и решили разрядить обстановку. Ребята вроде чуть успокоились, предложили пойти с ними в кафе. Но мы отказались: "Нет денег". - "Тогда давайте в "Сельпо" (этот магазин и ночью работает), - говорят. Пришлось согласиться. Думаем: "Там все-таки люди". Рассчитывали при первой возможности от этой троицы отстать.

Один из них, Иван, нырнул в магазин, а мы в стороне остановились: "Что нам там делать? Лучше тут подождем!". Было уже часа два ночи. И тут самый здоровый, Александр, ко мне наклонился: "А что ты будешь делать, - спрашивает, - если тебя ударят?". - "Отвечу как взрослый человек", - говорю. Он хмыкнул: "Попробуй!" - и с этими словами нанес удар.

У меня из носа хлынула кровь - не струйкой, фонтаном. В глазах потемнело, я ничего не видел - упал на скамейку. "За что?" - спрашиваю. "За то, что ты лох", - рассмеялся он мне в лицо. Олег подскочил: "Рома, как ты?". Я говорю: "Нормально, сейчас мы уйдем отсюда". И тогда этот гад ударил моего друга по лицу, а когда он упал на колени - стал бить ногами. Иван сорвал с его шеи золотую цепочку, выхватил мобильный... Олег отшвырнул их, вырвался и бросился в магазин: "Помогите! Уберите этих негодяев!". Я бежал следом... Увидел, как в замедленной съемке: он споткнулся, упал на кассовую стойку, потом на пол. "Олег, вставай!" - говорю, а он не шевелится. Попытался его поднять, схватил за руку и почувствовал, как она холодеет...

Я ему начал делать искусственное дыхание, как учили в школе, - Олег вроде порозовел. Когда приехала "скорая", позвонил его родителям...

Мы с Олегом всегда дни рождения отмечали вместе, потому что оба родились в сентябре, он 2-го, а я 10-го. Хотели погулять как следует. Только на этот раз вместо праздника получились похороны. И я остался без дня рождения...

Сестра ИРИНА: "Маме позвонили: "У Олега сердце остановилось"

- До своего 19-летия брат не дожил пять дней. Каким он был? Веселым, общительным, спортивным. Играл на гитаре, очень хотел нравиться девушкам. А я все шутила: "Смотри, не влюбись!". Казалось: куда спешить? Впереди - вся жизнь.

Олежек учился в Университете культуры на кафедре международного туризма, перешел на второй курс. Все нынешнее лето он работал: мол, поднакоплю денег и поеду на море. Но в последний момент поменял планы и отправился к дедушке и бабушке в село. Чинил крышу, таскал мешки с картошкой, собирал яблоки...


Олег Кутас не дожил пять дней до своего 19-летия



В Киев вернулся вечером 28 августа. Это было воскресенье. Олег еще с дороги позвонил своему другу Роме: "Так соскучился по Киеву!". Договорились поехать на Крещатик, где планировался диджей-парад. Дома наскоро помылся, переоделся. Мама попросила: "Не задерживайся!"... А под утро, часа в четыре, ее разбудил телефонный звонок: "У Олега сердце остановилось!".

Магазин, где все случилось, совсем близко от дома. Когда она вбежала туда, увидела Олежку на полу, вокруг ампулы, шприцы и дефибриллятор - видно, врачи пытались запустить сердце. Мама металась между ними: "Везите его в больницу! У меня есть деньги, я заплачу!". Но все отводили глаза... Потом уже рассказали, что Роман делал Олегу искусственное дыхание до приезда "скорой". Ему сказали: "Не надо! Этот парень мертв". Рома не поверил: "На кардиограмме есть какие-то зигзаги! Он оживет, вот увидите!". - "А ты убери руки", - посоветовал врач. И как только массаж сердца прекратился, импульсы на экране исчезли, посередине пошла ровная линия.

Я теперь вожу маму по врачам. Часто бываю на кладбище, где лежит Олег. Поговорю с ним, и вроде легче становится. В последний раз увидела на могилке девичью заколку. Может, его девушка оставила?

"ДЕЛО ПО ФАКТУ СМЕРТИ БЫЛО ЗАКРЫТО"

- О преступлении, совершенном в ночь на 29 августа, я, честно говоря, в первые дни знал в общих чертах. Не вникал в него, так как это не моя территория, - рассказывает майор милиции Тарас Сусяк. - Почему не поднялся шум, почему оно не стало резонансным? Труп 18-летнего парня, обнаруженный в магазине "Сельпо" близ станции метро "Героев Днепра", сразу отправили на экспертизу. Вскрытие показало, что там острая коронарная недостаточность, отказало сердце. А коли так, то и криминала вроде бы нет - смерть естественная.

- Короче, случившееся представили так, будто молодой человек шел, ему стало плохо, он упал...

- Скажу так: на первый взгляд, дело не имело перспективы на раскрытие.

- То, что на милицейском сленге называется "глухарь"?

- По факту смерти дело было закрыто в связи с отсутствием состава преступления, но зато имел место факт грабежа.

- Опыт, интуиция вам подсказали, что концы с концами не сходятся?

- Просто я посмотрел первичные материалы, собранные на месте происшествия оперативно-следственной группой, и обратил внимание на то, что гибели парня предшествовала драка, что у него отняли мобильный телефон и золотую цепочку с крестиком. Тут усматривалась причинно-следственная связь. Внимательно прочитал протоколы опроса второго потерпевшего, людей в ночном магазине и почувствовал: ниточка есть! За нее осторожно потянул.

Дело в том, что в большинстве супермаркетов, а тем более в ночном магазине, проводится съемка. Скрытые камеры фиксируют лица людей, которые туда заходят. Конечно, изображение получается не очень четким, но это была зацепка... Я попросил распечатать нужные кадры с диска. И тут же - редкая удача! - получил оперативную информацию, что человек, похожий на одного из участников драки, живет в соседнем микрорайоне. Естественно, информация была очень сырая. Я направил туда оперативных работников, чтобы они поинтересовались, кто это, что...

Оказалось, что 24-летний Иван, назовем его так, был дважды судим за разбой. Три месяца назад "откинулся" - то есть возвратился из мест лишения свободы, где отбывал срок за аналогичное преступление. Я понял, что с этим парнем стоит познакомиться поближе.

- Вы прислали ему повестку или, может, в духе новых веяний пригласили по телевизору?

- Мы его задержали. Чтобы не рисковать, сделали это не в его квартире. Дело в том, что перед этим мои работники вместе с участковым под каким-то предлогом наведались к нему домой, однако дверь им не открыли. Женский голос (как потом выяснилось, это была сестра) ответил: "Много тут самозванцев ходит! Меня уже ограбили"... Поэтому мы взяли Ивана на выходе. Доставили в отдел и начали с ним работать.

Я не вправе раскрывать все нюансы, хитрости нашей работы, но мы его, говоря милицейским языком, "раскололи". В результате были задержаны два других подозреваемых: Игорь и Александр, 22 и 21 года.

Иван рассказал, что пробовал найти работу, но не получилось. Жил на деньги, которые отбирал у доверчивых людей. По сути, он занимался мошенничеством, граничащим с вымогательством, - скажем, просил фотоаппарат или мобильный телефон якобы посмотреть, а потом заявлял хозяину: "Если не заплатишь, назад не получишь".

- И люди запросто передавали первому встречному проходимцу ценную вещь?

- У него обманчивая внешность: невысокого роста, крепыш, а лицо доброе, наивное, можно сказать детское. Ни за что не скажешь, что перед тобой бандит, бывалый уголовник.
"ЛИЦО ТАКОЕ - СРАЗУ ВИДНО, ЧТО НЕГОДЯЙ ОТПЕТЫЙ"

- Сколько времени вам понадобилось, чтобы раскрыть преступление?

- На то, чтобы установить всех причастных и выловить их, закрыть в комнате временного содержания, доказать вину и передать всех следствию, ушло четверо суток. Хочу отметить четкие и слаженные действия молодых оперработников Олега Ткаченко и Александра Мендеграла. Кстати, Олег Ткаченко пришел к нам совсем недавно, после окончания Академии МВД Украины, но уже проявляет себя как опытный оперативник и подает большие надежды в оперативной работе.

- Вы брали всех троих?

- Точнее, я выезжал на задержание с молодежью, чтобы морально поддержать ребят. Последним взяли самого молодого - Александра... Рост - метр 90, крепкого телосложения. Здоровый, наглый, такой уже своим видом мог напугать человека. Ему доставляло удовольствие бить, унижать, это был его способ самовыражения. Он кайфовал, когда цедил сквозь зубы: "А что, если я тебе сейчас врежу? А что, если я тебя буду гнобить, чмырить?". Заметив в глазах человека страх, он наслаждался реакцией, а потом бил.

Именно он избивал погибшего, когда его "подельник" у того с шеи цепочку срывал. Сначала наносил удары руками, потом, когда парень упал на колени, - ногами. Александр самодовольно признавался: "Да, я раз пять двинул в область туловища с размаху!". Правда, тогда он еще не знал, что потерпевший скончался...

- А что скажете о третьем участнике?

- 22-летний Игорь - ни рыба ни мясо. Довольно трусливый тип, в компании поперед батьки не лез, активного участия в грабежах не принимал. Основную работу делали Иван и Александр, а он лишь ходил между ними, собирал деньги... Но лицо у него такое - сразу понятно, что негодяй отпетый.

Как выяснилось, в тот воскресный день троица не только погуляла вволю, но и совершила пять грабежей в районе арки Дружбы народов. Действовали по отработанному сценарию: встретив подвыпивших молодых людей, их избивали, а потом забирали мобильные телефоны и карманные деньги. Набралось немного, около сотни гривен, но факт есть факт. Иван признался, что таким сбором дани регулярно занимался.

- Тарас Иванович, но очень часто на суде подсудимые отказываются от своих показаний: мол, признания у них выбили. В этот раз такого не случится?

- Исключено. Мы не использовали методов физического, психологического и морального давления. 10 лет назад у нас было хорошее подспорье в раскрытии преступлений - Указ Президента, позволявший задерживать по подозрению и содержать в СИЗО. Мы писали два рапорта и закрывали человека на целый месяц. Но сейчас Украина смотрит в Европу, блюдет демократический имидж. В результате облегчается не работа милиции, а условия для уголовников всех мастей.

Конечно, преступника не так легко "разговорить". Тем более если он неоднократно судимый за тяжкие преступления. Кому же хочется опять уйти в тюрьму на долгие годы? Но и у тебя есть интуиция, жизненный и профессиональный опыт. Ты "пробил" его по месту жительства, пообщался с участковым, узнал, что он за человек. И потом берешь эту жилу и работаешь: убеждаешь, объясняешь...

Твоя цель - загнать противника в угол. Идут элементарные вопросы. Например, спрашиваешь: "Где ты был в ночь на 29 августа". Он с усмешечкой: "Дома!". И тогда выкладываешь ему фотографии - первую, вторую, третью... Иной раз даже немножко блефуешь.

А если участники нападения установлены, дальше - дело техники. Один слово обронил - ты второго давай раскручивать. Посидишь часика два, потихонечку расставляя все по пунктам, по ступенечкам и подталкивая, убеждая: "Надо рассказывать! Запираться бесполезно"...
"СВОИ ШРАМЫ Я ПОЛУЧИЛ В АФГАНИСТАНЕ"

- Как в сериалах "Менты", "Убойная сила"?

- А я не знаю, что там показывают: мне телевизор смотреть некогда - с утра до ночи на работе. Но уверен, что настоящий профессионал, если он достаточно опытный, если относится в своей работе со рвением и у него есть охотничий инстинкт, раскрутит всю цепочку. Что для этого нужно? Это целая наука, включающая в себя комплекс оперативно-разыскных мероприятий. В двух словах: необходимо грамотно отработать место происшествия, установить очевидцев и свидетелей, лицо, совершившее преступление, задержать его, получить его признание, найти и изъять вещественные доказательства и, наконец, передать преступника в следствие. Это и называется "раскрыть преступление".

Сейчас дело передано следствию. Действия лиц, причастных к этому преступлению, квалифицируются по статье 186, часть 2 - грабеж с применением насилия. Срок - от четырех до шести лет.

- И все-таки, и все-таки... Я не могу не думать о том, что это преступление раскрыто лишь потому, что так карты легли. А если бы, скажем, майор Сусяк оказался в отпуске, дело бы благополучно закрыли. И три урода продолжали бы держать в страхе молодых киевлян: калечили бы, унижали, втаптывали в грязь их достоинство. Спросите людей: они скажут, что милиция не хочет работать...

- Это все - эмоции. В органах внутренних дел работают разные люди, в том числе есть ленивые, нерадивые, не способные не только преступника расколоть - протокол грамотно составить. Об этом надо говорить, но еще больше меня беспокоит, что скоро в уголовном розыске вообще некому будет работать. Когда я был начальником УГРО, штат отдела предусматривал 71 человека. А в строю, если протрубить, и половины не соберешь - от силы процентов 40. Да, есть наряды, учеба в академии, отпуска, командировки, есть и "хромые", и "кривые", но главное - постоянный недокомплект, текучесть кадров.

Вот пришло в этом году пополнение из академии. Пока еще они, молодые, необстрелянные, станут полноценными работниками. И эти хлопцы, как правило, ни на оперативной работе, ни в уголовном розыске не задерживаются. А из тех, кто там все-таки остается, не все работать хотят.

- Но почему?

- Знаете, к примеру, в Отечественной войне был вождь, генштаб, тылы, обеспечение, третья линия, вторая... Но тот не видел войны, кто не был на передовой. Уголовный розыск - это окопы, вши, черви, болото. Каждый день копаемся в грязи, голову некогда поднять.

Уголовный розыск в системе МВД - это передовая в борьбе с преступностью, неблагодарный, тяжелый и повседневный труд. И когда из учебных заведений приходит молодежь, рассчитывая на легкую службу и достаток, ее надежды разбиваются о реалии. В результате большая часть уходит на более легкие хлеба или вообще увольняется.

Вот поэтому в уголовном розыске работают настоящие мужчины, которые, не считаясь со своим личным временем и проблемами, делают все, чтобы люди не боялись за свою безопасность и не ходили по улицам с оглядкой.

- Но, помнится, милиции еще весной обещали раза в два увеличить зарплату... Неужели обманули?

- Ее и впрямь подняли, но незначительно.

- Видимо, работникам милиции выделяют коммунальное жилье?

- Да, но очень мало. Я, например, квартиру снимаю. Сегодня позвонила хозяйка, попросила до конца месяца освободить гостинку. Жена в слезы... Да что тут говорить!

Может, у молодежи, которая приходит на работу в органы внутренних дел, действительно, завышенные требования. Но они смотрят на Запад, сравнивают отношение общества, статус... Эти ребята считают, что государство им многое должно. Но ведь и от милиции ждут, что она пойдет вперед, не щадя живота своего. Как когда-то Матросов: за Родину, за Сталина, за партию! Требования остались такими же, какими были много лет назад. А отношение к правоохранителям со стороны государства ухудшилось.

- Последний вопрос. Шрамы у вас на щеке оставила бандитская пуля?

- Нет, я получил их в Афганистане, где служил полтора года. Был мотострелком, снайпером. Но подробностей не рассказываю никому - эта тема закрыта для тех, кто там не был.

От автора.

Когда министр внутренних дел бодро рапортует, что за отчетный период количество убийств сократилось на 12 процентов, я вспоминаю улыбку Олега Кутаса. 40 дней назад этот 18-летний парень ушел из дому, чмокнув на прощание мать: "Я скоро!".



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось