В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Мужской разговор

Трехкратный чемпион мира, олимпийский чемпион по вольной борьбе Эльбрус ТЕДЕЕВ: "Ежедневно по утрам и перед сном я твердил себе: "Я буду чемпионом Олимпиады!"

Григорий КАНЕВСКИЙ. «Бульвар» 19 Октября, 2004 21:00
На пути в финал Олимпийских игр Эльбрус выиграл четыре схватки. Самой сложной была предпоследняя - со Спиридоновым из Казахстана. Не обошлось без травм: у Спиридонова - рассечение брови, у него - рана на голове, пришлось наложить три шва.
Григорий КАНЕВСКИЙ
На пути в финал Олимпийских игр Эльбрус выиграл четыре схватки. Самой сложной была предпоследняя - со Спиридоновым из Казахстана. Не обошлось без травм: у Спиридонова - рассечение брови, у него - рана на голове, пришлось наложить три шва. Наш борец непрестанно атаковал и победил - 4:2. В тот же вечер, через четыре часа, его ожидал решающий поединок с двукратным чемпионом США Келли... Эльбрус в тот вечер был бесподобен. Как и подобает чемпиону, боролся изобретательно, напористо. Весь мир это увидел. А греческие болельщики устроили ему овацию, скандировали: "Эльбрус! Украина!". ...Мы встретились, когда еще бушевали страсти из-за трагедии в Беслане. Эльбрус и его наставник - заслуженный тренер Украины, главный тренер национальной сборной Руслан Савлохов - выглядели подавленными, встревоженными.

"Я И ДОЧКУ ПОСТОЯТЬ ЗА СЕБЯ НАУЧУ"

- Мое родное селение Нагир - всего лишь в семи километрах от Беслана. Там у меня мама, братья, жена, дочь. У Сослановича в Осетии тоже много родичей. Мы не могли поверить в случившееся. Язык не поворачивается назвать этих душегубов людьми... Звери. Дикие звери!

Но мы в стороне не останемся - поможем. Благо государство по достоинству оценило достижения украинских олимпийцев.

- Помнится, Эльбрус, когда ты в третий раз выиграл мировой чемпионат, сумма твоего вознаграждения была примерно в 100 раз меньше. Теперь ты уже не беден.

- Я всегда был богат. Духом. Но никогда еще наши спортсмены не готовились к Играм в таких, я бы сказал, идеальных условиях. У нас были полноценные тренировочные сборы с отличным питанием, медициной. И крепкий финансовый тыл - шутка ли, стипендию олимпийцу подняли аж до девяти тысяч гривен в месяц.

Ну а мэр Киева Александр Омельченко еще накануне Олимпиады, не зная, с чем я оттуда вернусь, подписал распоряжение об улучшении моих жилищных условий. Двух небольших комнат нам маловато. Ведь осетинские семьи, как правило, многодетны. Мы с женой Фаиной одним ребенком тоже не ограничимся. Уже было запланировали мальчика...

- Диане ведь нужен защитник.

- Но я бы и девочке рад был. А постоять за себя научу их.

- И что же помешало?

- Горе. Фаина потеряла 18-летнего братишку, а я - тренера. Бориса Сослановича Савлохова. Вы же знаете, как он о нас, борцах, заботился. Мы так ждали его возвращения! Считали дни, часы. Он и там за нас страшно переживал. И сам до последнего дня тренировался - хотел снова ветеранский чемпионат мира выиграть. Сердце не выдержало... С этим трудно смириться. Но лучшая память о таком мужественном человеке - это не хныкать, а продолжать его дело.

- Поэтому после афинского финала ты сказал, что свою победу посвящаешь Украине и памяти Бориса Савлохова?

- Он, как никто другой, мечтал о ней. И верил в меня. Даже когда я допускал непростительные ошибки и уступал тем, у кого просто обязан был выигрывать, он не устраивал мне головомоек, не замучивал разбором полетов. А ведь был горяч, вспыльчив, мог крепко выразиться.

Когда я вернулся из Сеула без всякой медали и многие уже ставили на Тедееве крест, он поддерживал меня звонками, письмами... Да что говорить, если бы не он, я бы так, наверное, и остался "подающим надежды". Ведь это он, увидев меня на первом в моей жизни чемпионате России, где я даже за призовую тройку не зацепился, подошел и после недолгой беседы неожиданно пригласил к себе, в Киев. Кстати, он пригласил еще семерых - и ни в одном из них не ошибся. И всем нам, выходцам с Кавказа, привил любовь к Украине, в которую сам был влюблен... Признаюсь: мне душевно уютней и комфортней здесь, в Киеве. А вот на родине, в Осетии, с некоторых пор ощущаю себя гостем.

Здесь я вырос как спортсмен, получил два высших образования - окончил Институт физкультуры, юрфак Университета культуры, а сейчас учусь на пятом курсе Межрегионального университета управления персоналом. У меня тут много друзей, болельщиков. Они пишут мне, поздравляют, если удачно выступил, сочувствуют и утешают, если проиграл.
"ЧЕРЕЗ ПОЛГОДА ДАМ ИНТЕРВЬЮ ПО-УКРАИНСКИ"

- Словом, эмигрантом себя не ощущаешь?

- О чем вы говорите? Ведь я - гражданин Украины! Награжден "Крестом за мужество", орденом "За заслуги" 2-й степени, медалью "Вiдзнака Президента України"... Почти половину из своих 29 лет живу здесь... И сейчас мне говорят: "Ты столько высших наград принес этой стране, что с полным правом можешь считать себя украинцем".

- Логично.

- Есть, правда, одно но. Украинец обязан в совершенстве владеть своим языком. Вот я и решил уже со следующего месяца засесть за учебники, обрести разговорную практику. Через полгода чистою мовою дам вам интервью.

Потом примусь за английский. Трехкратный олимпийский чемпион Александр Карелин владеет пятью...

- Что все-таки произошло с тобой в Сеуле?

- Я чересчур усердно готовился - и загонял себя. Была еще одна, возможно, даже главная причина. На всех крупных стартах рядом со мной был мой главный тренер. Я привык во время схваток его видеть, слышать подсказки, подпитываться его энергетикой, которой хватало на всех. Конечно, с нами был Руслан, но ведь первым номером в тренерской связке Сослановичей всегда был старший брат Борис. Понадобилось время - и нам, и Руслану, - чтобы перестроиться.


Эльбрус Тедеев и его тренер Савлохов изменили тактику, учли ошибки и победили в Афинах



Подготовку к Афинам начали сразу же после Сеула. Учли ошибки, изменили тактику. Ну а я, чего никогда раньше со мной не бывало, прибег даже к самовнушению. Ежедневно - по утрам и перед сном - твердил себе: "Я буду чемпионом Олимпиады!".

Поверьте, это не пустое занятие. А тут еще и какие-то странные вещи стали происходить. Один из сборов проходил на олимпийской базе в Конче-Заспе, а там большое дивное озеро. Ребята, потренировавшись, рыбачат. Мы с другом тоже. И началось. Он в первый день ловит десяток верховодок, я - одну, на следующий вечер он - 15 штук, я снова одну. И так почти целую неделю. Причем с первого заброса! Потом, сколько ни сижу, - хоть ты убей, не клюет. Хотя у нас с ним одинаковые снасти, наживки. Я вдруг подумал: "А может, это предзнаменование?".

- Чего?

- Того, что в Афинах я стану первым! Однажды я даже вытащил малявку с золотистым отливом. У меня возникла ассоциация с олимпийским золотом, и я поверил: это уж точно знак свыше!

- Не изменили твой боевой настрой неожиданная для многих женитьба, рождение дочери?

- Наоборот, я словно заново родился, почувствовал необыкновенный прилив энергии, честолюбия... Мне невероятно повезло. Фаина - умница, нежная и заботливая мать и жена. Вы думаете, почему за два месяца до Игр она уехала с Дианой в Осетию? Не хотела мешать моей подготовке. Дочь часто болела, по ночам будила нас, и, естественно, я недосыпал. И вообще много времени проводил с семьей. Вот и решила Фаина, что мне лучше побыть одному.

"ПЕРЕД ОЛИМПИАДОЙ ПОЛПУДА ПРИШЛОСЬ СБРОСИТЬ"

- Двухкратный чемпион США Келли, которого ты победил в финале, - отличный техник и тактик, его своеобразная манера борьбы ставит многих в тупик.

- Я всегда находил противоядие его заморочкам. Был уверен в себе и на этот раз. Пообедав, прилег, на полчаса провалился в сон. Потом встал под душ - и как огурчик!

- Ты действительно очень свежо выглядел. Как будто не сгонял перед схваткой лишний вес.

- Если бы... Полпуда пришлось сбросить. Жутко неприятная процедура. Ведь вместе с килограммами теряешь силу, скорость, резкость. Иногда до головокружения слабеешь, у некоторых случаются обмороки. Есть разные методики сгонки. Одни это удовольствие растягивают на месяцы, а я его оставляю на последние два-три дня. Натягиваю на себя три шерстяных костюма и часами тренируюсь. За одно занятие теряю три-четыре килограмма.

- Первым после окончания финальной схватки выбежал на ковер твой тренер - Руслан. Даже на телеэкране было видно, что ты буквально задохнулся в его объятиях.

- Он вложил в них силу и эмоции всех трех братьев. Мы оба плакали. От счастья. И от горя...

- Итак, Эльбрус, ты стал обладателем всех возможных титулов: чемпион Европы, трехкратный - мира, олимпийский чемпион. Не пора ли повесить борцовки на гвоздь?

- Я не уйду, даже если гнать будут. Отдохну - и начну подготовку к Пекину.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось