В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Стильные мира сего

Пако РАБАНН: "С семи лет я научился уходить из своего тела, улетая высоко и далеко. Когда я рассказывал об этом маме-коммунистке, она падала в обморок - такого по марксистской идеологии быть не может"

Ольга БАРАШИКОВА. «Бульвар» 19 Октября, 2004 21:00
С тех пор как Пако Рабанн в своей восьмой книге напророчил конец света и рассказал, как апокалипсис отразится конкретно на Париже, у великого кутюрье сложились достаточно натянутые отношения с мастерами пера.
Ольга БАРАШИКОВА
С тех пор как Пако Рабанн в своей восьмой книге напророчил конец света и рассказал, как апокалипсис отразится конкретно на Париже, у великого кутюрье сложились достаточно натянутые отношения с мастерами пера. Только ленивый не пытался высмеивать провидческие способности маэстро. Известен даже случай, когда все пассажиры самолета отказались находиться в одном салоне с "безумным старцем". 71-летний родоначальник авангардного движения в моде любит пококетничать, называя себя "стариком, убеленным сединами", и пройтись танком по своим коллегам, довольно откровенно высказываясь по поводу их творчества. Ну так мэтр, в конце концов, имеет на это вполне заслуженное право.

- Уважаемый маэстро, с момента противостояния "Пако Рабанн - масс-медиа" уже прошло достаточно времени, и можно попробовать без антагонизма поговорить об ошибках сторон. Пресса пошумела-пошумела и вновь пишет о вашем "необыкновенном новаторском вкладе в дело мировой моды". А вы не подумываете о написании оправдательной книги? И не жалеете, что вообще взялись за перо?

- Свою последнюю книгу я считаю самой ужасной ошибкой в жизни - и я уже много говорил об этом. Не знаю, как насчет оправдательной, но через два месяца выйдет моя "Нить Ариадны" (по легенде о Минотавре), в которой я многое объясню. Как видите, жалею не жалею, а продолжаю писать.

Первую книгу "Траектория" я написал совсем не потому, что собирался стать писателем. Как-то меня пригласили на телевидение и после программы, где мы много говорили о реинкарнации, я получил более 20 тысяч писем. Ответить на каждое индивидуально было физически невозможно, а оставить без внимания письма людей я не мог, вот и решил написать книгу - как бы ответ на все полученные вопросы.

- Наверное, было бы логичнее ожидать от вас книги о моде или хотя бы о ее закулисье. Откуда у вас такой интерес к потусторонним мирам и всяким оккультным штукам?

- Ну это, я уверен, интересно абсолютно всем - загадочное, непонятное всегда манит и завораживает. А вот со мной случай особый - это как единство и борьба противоположностей. Меня воспитывали две женщины (моего отца расстрелял Франко): одна - возвышенно-романтическая, а вторая - строгая и прагматичная.

Бабушка была волшебницей, шаманкой и очень верующим человеком, а мама являлась членом компартии Испании. И в свое время я был комсомольцем. В раннем детстве я очень много времени проводил с бабушкой в ее волшебных историях и с семи лет научился уходить из своего тела, улетая далеко и высоко.

Когда же наутро я рассказывал об этом маме, она падала в обморок - такого не может быть по марксистской идеологии. Став старше, я начал трезвее смотреть на мир и даже увлекся коммунистическими идеями. Вот так и рос из крайности в крайность: то в облака, то в компартию.


Сеньор Рабанн предпочитает крупных женщин, но работать приходится с тощими



Сейчас во мне опять доминирует бабушка, а когда я 45 лет назад начинал свою карьеру в моде, то ни на что другое не оставалось времени, хотя бабушкины уроки всегда были со мной.

- Кстати, о тех временах. Сейчас опять в моде силуэты 50-х, но представления об идеальной модели за это время претерпели значительные изменения. Насколько это гармонично, по вашему мнению?

- Мода Парижа грядущего года действительно будет очень похожа на моду 50-х, а прошлогодние показы имитировали 70-е, и вот такое повторение пройденного продолжается из года в год. Дизайнеры забывают, что нужно создавать одежду сегодняшнего дня и думать о будущем, а не бесконечно тиражировать римейки пусть и гениального, но уже созданного.

Не надо забывать о том, что ходьба по кругу не имеет ни начала, ни конца, а значит, не имеет ни прошлого, ни настоящего, ни будущего, так как в этой круговерти стирается грань между временами. На каком-то этапе ты уже перестаешь понимать, откуда этот силуэт: из 30-х или из 90-х.

Самое страшное, что у бесконечного кругового движения нет никакой перспективы. Мало того - мода начинает терять лицо. Прошли модели по подиуму, и попытайтесь вспомнить хотя бы одну девушку, кроме самых распиаренных. Они же одинаковые, как горошины одного стручка.

Когда я начинал, мы нанимали на полгода 14 моделей, абсолютно разных - блондинок, брюнеток, высоких, низеньких, худых и не очень (объем бедер 120 вовсе не считался криминалом). К разработке и изготовлению каждой модели мы подходили индивидуально, исходя из личных особенностей девушки, на которую все это шилось.

45 лет назад на подиуме появлялись разные образы. Сейчас все унифицировалось, обезличилось. За сутки до показа я могу впервые увидеть моделей, которые выйдут в моей коллекции, поэтому все сейчас шьют сразу на худых и высоких. А это уже не девушки, а стандартные вешалки для демонстрации одежды. Их уже дизайнеры так и называют: "вешалки". Лично я предпочитаю крупных девушек с грудью и бедрами (я же испанец!), но, к сожалению, сегодня появление таких на подиуме технически невозможно.

- Зато при таком подходе коллекции теперь можно демонстрировать в любой точке планеты и не надо тащить при этом группу своих моделей. Да и сами модельеры зачастую показывают такие работы, что о женской красоте речь не идет. Ну какой эталон женщины у Гальяно, например?

- Если вы о моде, то при чем тут Гальяно? Гальяно не создает моду. Он прекрасный дизайнер для мюзик-холлов, ревю, экстравагантных шоу. Я считаю, что он вообще должен показываться в цирке. То, что создает Гальяно, прекрасно, но это не мода.

Мода существует для того, чтобы украшать женщину, помогать ей быть красивой, а не выставлять ее смешной, как это делает тот же Гальяно. Я не очень понимаю, почему все это нравится женщинам применительно к себе.

Каждая женщина - кутюрье. Дизайнер может ошибаться, женщина - никогда. Ведь она лучше знает, чем соблазнить мужчину. Мода для нее - это оружие, инструмент соблазна. Она точно просчитывает, что именно нужно прикрыть щитом, а что - использовать в качестве меча. Проще говоря: где у нее слабые стороны, а что лучше подчеркивать и демонстрировать.

- Что вы думаете о восточной ориентации современной моды?

- Почему все считают, что Восток должен быть обязательно пестрым по палитре? Сегодняшняя мода определенно не восточная, хотя каждый год хотя бы один дизайнер обязательно делает восточную коллекцию.

Лет 15-20 назад и я грешил пряной экзотикой. Моя женщина Востока выходила на подиум в парандже с полностью закрытым лицом. По большому счету, люди творчества так или иначе диктуют моду, рекламируют стиль. Сегодня же, когда взрываются бомбы, гибнут люди, я не могу себе позволить пропагандировать то, что сейчас ассоциируется у всего мира с болью и трагедией.

- Сеньор Рабанн, как вам украинская мода?

- Я очень огорчен, что за 45 лет своей деятельности, успев побывать во многих странах, за время многолетнего сотрудничества с Россией в Украину добрался только сейчас. Ваша мода и ваши женщины прекрасны, у вас замечательные дизайнеры, и я уверен, что теперь Украина всегда будет находиться в поле моего зрения!



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось