В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Эту песню не задушишь, не убьешь

Николай ТРУБАЧ: "В Киеве меня пнули под зад ногой, но паспорт у меня все равно украинский"

Людмила ТРОИЦКАЯ. «Бульвар Гордона» 10 Мая, 2005 21:00
Известность ему принес творческий дуэт с Борисом Моисеевым. Благодаря песням "Щелкунчик" и "Голубая луна" артисты, которые до этого работали в основном в клубах, стали собирать стадионы.
Людмила ТРОИЦКАЯ
Известность ему принес творческий дуэт с Борисом Моисеевым. Благодаря песням "Щелкунчик" и "Голубая луна" артисты, которые до этого работали в основном в клубах, стали собирать стадионы. Однако этот творческий союз породил и массу пикантных слухов. И кажется, Трубачу еще долго придется доказывать, что он не такой и, вообще, у него есть жена и две дочери.

"КОГДА Я ФАКТИЧЕСКИ БЫЛ ПРИ СМЕРТИ, ТЕСТЬ ВЗЯЛ БУТЫЛКУ КОНЬЯКА И ПРИЛЕТЕЛ КО МНЕ В МОСКВУ"

- Николай, какая ваша настоящая фамилия?

- Харьковец. У моих детей, кстати, тоже. А Трубач - это прозвище, которое прилипло ко мне лет с восьми, потому что я очень люблю трубу.

- Как, по-вашему, для того чтобы стать звездой, нужны только деньги, хорошие связи или еще и талант?

- В Украине, по-моему, и без таланта вполне обойтись можно.

- Это почему же?

- А какой у Поплавского талант? Я имею в виду его артистическую деятельность.

- Ну, извините, он на сцену вышел совсем по другой причине - привлечь внимание к своему вузу и, кажется, добился своей цели.

- Я никого не хочу оскорбить - сужу по местному телевидению. Смотрю, что показывают в стране. В Украине у меня складывается впечатление, будто здесь поет один Поплавский.

- В общем, в России, чтобы пробиться в шоу-бизнесе, нужен талант, а у нас типа и так сойдет?

- Понимаешь, Украина просто обалдела от своих богатств. Весь российский шоу-бизнес держится на выходцах из Украины. Россиян - ну, может, пять процентов. Наверное, поэтому здесь своих никто не ценит.

- Вы уже восемь лет живете в Москве. Расскажите, как музыканту из Николаева удалось сделать такую головокружительную карьеру.

- Я прошел традиционный путь многих выходцев из Украины. Ведь как все происходит? Сначала артисты, мечтающие о большой сцене, приезжают в Киев, здесь нас пинают под зад ногой, и мы, несолоно хлебавши, улетаем в Москву.

- Огласите, пожалуйста, весь список: кто конкретно вас пинал?

- Да все: радио, телевидение... При том, что моя песня в 94-м году во всеукраинском конкурсе на радио заняла первое место. Но все равно меня здесь никто не ждал и не разговаривал на тему дальнейшего сотрудничества.

Я много лет пытался сделать карьеру в Украине. Но увы! Пришлось ехать в Москву. Я - как тот рыбак: ловлю рыбу, где она водится. Наловил, приехал на родину, мне приятно поделиться уловом с родными - с братом, мамой, тещей... Не-е-е! Теща у меня и так богатая. Короче говоря, оказалось, что вне родины заработать имя себе проще.

Но я, кстати, не считаю, что уехал из Украины. Просто временно живу в Москве. А паспорт у меня украинский, синего цвета. К слову, у меня за восемь лет была возможность поменять гражданство. Но это принципиальная позиция: я - гражданин Украины.

- А где семья сейчас находится?

- Мои дочки - Александра и Виктория - живут в Москве, как и их папа. Это не мешает им, скажем, ездить каждое лето в Лондон. Совсем недавно у нас появилось собственное жилье, а до этого мы жили на съемных квартирах.

Сейчас из своего окна я вижу панораму города: и весь центр, и свой уютный двор. Рядом находится дом, где жил Исаак Дунаевский. Для меня это важно - я в душе романтик. Раньше читал об этом книги, смотрел фильмы, а теперь прогуливаюсь по этим булыжным мостовым...

С радостью обнаружил в последнее время, что становлюсь домоседом. Раньше таким не был. Семейная жизнь изменила меня в лучшую сторону. Я узнал, что такое настоящий дом в самом лучшем понимании этого слова.

- Вы сказали, что теща у вас богатая...

- На самом деле, теща сидит дома, на шее у тестя. Это он деньги в семье зарабатывает.

- Он вам помогал финансово?

- Больше морально. Вообще-то, я никогда в жизни никого ни о чем не просил. Просто мой тесть - великолепный человек. Когда я серьезно заболел, фактически уже был при смерти, он взял бутылку коньяка, прилетел ко мне в Москву и с друзьями накрыл поляну в палате. Я тогда весил 56 кг. Представляете?! Такой худой был - просто помирал. И так мне себя жалко стало! А он с двумя моими близкими николаевскими друзьями сидит и пьет у меня на глазах...

Я им говорю: "Что вы творите, черти?! Вы же должны меня жалеть!". А тесть отвечает: "Не переживай! Помрешь - семья без хлеба не останется. И вообще, не дури, чтобы через полгода мы с тобой вместе выпили точно такую же бутылку!". Так и получилось. Было к чему стремиться: к бутылке коньяка.

- Чем это вы таким серьезным болели?

- Честно говоря, я такие темы не обсуждаю. Да и было это четыре года назад. Между 1999 и 2000 годами я пропал отовсюду, из-за болезни нигде не появлялся. Я не такой человек, чтобы сделать на этом себе дополнительную рекламу. Никто ничего не знал. А то ведь как принято? Собака за палец укусила - уже все газеты об этом пишут. "28 швов наложили артисту, но он выжил!".
"МОЯ ЗВЕЗДНАЯ БОЛЕЗНЬ - ЭТО ЧТОБЫ ХОРОШО РАБОТАЛ МИКРОФОН И СТАКАНЫ С ВОДОЙ СТОЯЛИ НА СЦЕНЕ"

- Но, может, имеет смысл хоть таким образом напоминать о себе публике? А то ведь она быстро забывает своих героев...

- Знаешь, что для меня главное? Чтобы меня называли не звездой российской эстрады, а музыкантом. Мне приятно, что Николая Трубача уважают профессионалы.

- В какой момент вы поняли: вот она, слава?

- Я живу в мире музыки с детства и до выхода на эстраду работал в симфоническом оркестре. Когда стал заниматься сольной карьерой, со многими из музыкантов был уже знаком и круглых глаз при виде звезды не делал. К своей цели шел постепенно: не было никаких резких скачков, и по этой причине не мог получить звездного удара от собственной популярности.

Сейчас у меня обычная жизнь музыканта, временами тяжелая, потому что надо разлучаться с семьей. Но все это для меня не ново. Я так всю жизнь жил и корону себе заказывать никогда не собирался, потому что лучше от этого не станешь. Главное - быть самим собой. Это, наверное, и есть основная причина моего успеха.

- Что такое звездная болезнь?

- Когда люди считают, что у них ноги длиннее, чем у остальных, а поселиться в полулюксе вместо люкса - страшное унижение. Моя звездная болезнь - это чтобы хорошо работал микрофон и стоял стакан воды на сцене, потому что там бывает жарко. Если этого нет, я могу немного понервничать. Но я никогда не грублю людям. Меня родители научили относиться ко всем по-доброму.

- Говорят, мир шоу-бизнеса жесток, там нужно иметь зубы и когти...

- А какой мир не жесток? Мне кажется, в любом бизнесе должна быть конкуренция и какая-то подледная жизнь, потому что, как я понимаю, человеком в любом деле движет лишь одно - быть первым. Но если не будет впереди, сзади, наверху, внизу, справа и слева людей, которые тоже хотят быть первыми, то и конкуренции не будет.

- Успех как-то повлиял на ваше отношение к друзьям?

- Абсолютно нет. Мои друзья - люди совершенно разных профессий. Они всегда знали, что я своего добьюсь, потому что бредил сценой еще с 13 лет. Я уже тогда был независимым человеком, работал в ресторане. (Кстати, за первое свое выступление в жизни получил аж 120 рублей - сумма по тем временам немаленькая, особенно для такого мальчишки).

Я без помощи родителей зарабатывал себе на инструменты, делал дома мини-студии... Но все-таки друзья - мое самое главное богатство, я без них не могу. Чуть ли не каждый день звоню в Николаев. Если нужно, стараюсь помогать. Отказаться от них - значит, предать самого себя.
"ГОЛУБАЯ ЛУНА" ДО СИХ ПОР НЕПЛОХО МЕНЯ КОРМИТ"

- Переезд из Николаева в Москву как-то отразился на творчестве? Или вам везде одинаково легко пишется?

- Это не зависит от места. Мне везде хорошо, где есть друзья. В Москве к тому же пишу и для других артистов - Лады Дэнс, Игоря Саруханова, Бориса Моисеева.

- Кстати, вас долго доставали ситуацией с Моисеевым?

- Что значит доставали? "Голубая луна" меня до сих пор неплохо кормит. Это был прекрасный проект, хорошо продуманный со всех сторон. Идея не моя - я просто автор этой песни. Правда, все сразу решили, что и у меня нетрадиционная сексуальная ориентация. Но на подобные обвинения я обычно отвечаю: нужно внимательно слушать слова этой песни. "Голубая луна" - сказочная история о двух братьях. Один полюбил королеву, счастье свое отдал ей, сердце. А другой выбрал чудо одиночества - голубая луна тому виной...

- Хотите сказать, что там нет никакого намека на однополую любовь? Вот если бы вы луну назвали желтой и пели дуэтом, скажем, с Валерием Меладзе - тогда другое дело.

- Каждый понимает в меру своей фантазии. Спорить об этом можно сколько угодно. "Та - ту", "тот - того" - какая разница? Впрочем, разница все-таки есть. Мы первые использовали эту фишку. Но самое главное, я написал музыку, которая стала популярной, а не то, есть ли у Бори любовник, а у меня - жена и дети.

- А как вы познакомились с Моисеевым?

- Вообще, я даже представить себе не мог, что когда-нибудь буду петь вместе с Борисом Моисеевым. Мы познакомились случайно, на концерте группы "А-Студио". Идея дуэта принадлежала Борису - не знаю уж, что его на это сподвигло.

- Ваш продюсер Евгений Фридлянд рассказывал, что до этого вы ни разу не сталкивались с гомосексуалистами и не знали, как себя с ними вести.

- Признаться, я какое-то время размышлял над предложением Бориса. Я понимал, что такой альянс может оказаться для меня довольно рискованным и придется постоянно всем доказывать, что Николай Трубач не по этим делам. Но Фридлянд меня убедил: "Обо мне тоже ходили слухи, будто я голубой. Ну и что теперь делать? Посмотри, как обожают Элтона Джона, Джорджа Майкла, Робби Уильямса, несмотря на их сексуальную ориентацию!".

- Как работалось с Борей?

- Прекрасно. Это была очень ценная школа для меня. Мне, молодому артисту, есть чему поучиться у Моисеева. Все-таки 25 лет на эстраде - колоссальный опыт! С ним очень интересно работать, он многое знает. Даже когда я не был на сцене, оставался за кулисами и наблюдал.

А на излюбленный вопрос журналистов: "У вас было что-нибудь с Моисеевым?" - отвечаю так: "Когда дрессировщик с тигром выходит на арену цирка, ни один нормальный человек не подумает, что между ними существует сексуальная связь". Ни в коем случае не хочу обидеть ни себя, ни Бориса сравнением, но мне кажется, что оно наиболее яркое и доходчивое.

- Если все было так замечательно, почему вы покинули этот проект?

- Потому что понял: меня это затягивает. Еще год совместной работы с Моисеевым, и о сольной карьере можно было забыть навсегда. Мне нужно было срочно уходить, чтобы обратить внимание публики на свою персону. Конечно, разрыв был очень болезненным. И для меня, и, кажется, для Бори тоже. Он не ожидал такого. Но, поверь, это не было предательством с моей стороны.

- А как вы расстались? В один прекрасный день объявили о своем решении уйти или просто закончился срок вашего контракта?

- Я предупредил об этом. Абсолютно нормально расстались. Нам удалось сохранить хорошие рабочие отношения. До сих пор иногда выступаем вместе. Например, в прошлом году на фестивале "Славянский базар" я участвовал в юбилейном концерте Моисеева. Если один из нас звонит другому с просьбой спеть вместе, это даже не обсуждается - всегда "Пожалуйста!".

- Евгений Фридлянд после ухода из проекта вами еще занимался?

- Нет. Я теперь сам себе продюсер.

- Я понимаю, что вы уже в шоу-бизнесе съели собаку, но согласитесь, музыкант и продюсер - это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Стоит ли огород городить, чтобы заниматься не своим делом?

- А это мое дело. Музыкант и продюсер - одно и то же. Просто в нашем шоу-бизнесе все поставили с ног на голову и слову "продюсер" придали совершенно иное значение. На Западе так называют человека, который пишет музыку, занимается звуком и стилем группы или отдельного артиста. А людей, которые считают деньги и вкладывают их в проекты, называют импресарио, а не продюсерами.

- Я не это имела в виду. Фридлянд все-таки в своем деле профессионал. Он занимался Валерием Меладзе, группами "Браво" и "Премьер-министр". А вот Николай Трубач, когда ушел из-под его опеки, попал в тень. Во всяком случае, его имя теперь меньше мелькает.

- Главное, что я остался музыкантом, выступаю всегда только "живьем", работаю с очень хорошими артистами и меня уважают коллеги. Это для меня ценно.

- Вам вроде бы недавно присвоили звание заслуженного артиста Украины. Для вас это что-то означает?

- Для меня это очень важно. Хотя, конечно, мы работаем не ради звания...

-...а ради гонорара?

- Естественно. Мои высокие гонорары позволяют мне думать, что звание не самое главное в этой жизни.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось