В разделе: Архив газеты "Бульвар Гордона" Об издании Авторы Подписка
Эпоха

Нонна МОРДЮКОВА: "Тихонов никогда меня не любил. Даже когда родила сына, ко мне не приходил. Чаще всего я видела его спину"

Станислав БОНДАРЕНКО. Специально для «Бульвар Гордона» 22 Ноября, 2005 22:00
27 ноября всенародно любимой актрисе исполняется 80
Мало кто знает, что полное имя всенародной любимицы Нонны Мордюковой - Ноябрина. Славу оно владелице принесло, а счастье - вряд ли.
Станислав БОНДАРЕНКО
Мало кто знает, что полное имя всенародной любимицы Нонны Мордюковой - Ноябрина. Славу оно владелице принесло, а счастье - вряд ли. Об этом актриса рассказала в книге "Казачка", которую выпустила к своему юбилею. По признанию Нонны Викторовны, писала она ее всю жизнь. Ведь сначала то, что запечатлелось на страницах, должно было случиться в жизни, а также на экране и за ним.

"МЫ УВИДЕЛИ, КАК ПОВОЛОКЛИ ВОРОШИЛОВА, И РЕШИЛИ, ЧТО ОН УМЕР. А ОН БЫЛ МЕРТВЕЦКИ ПЬЯН"

- Нонна Викторовна, вы ведь не только казачка, но и, помнится, наша землячка.

- Да, я родилась на Донетчине. Это место сейчас называется райцентр Константиновка. Потом наша семья переехала в Ейск, но украинские песни - это мое с детства. И речь казаков в Ейске была преимущественно украинской. Мама у меня была голосистая, даже создавала в колхозе оперный театр. Почему именно оперу, сказать трудно, ведь далеко и не всем это искусство понятно. Наверное, это было ближе к периоду ее молодости, когда она пела в церковном хоре. Она и меня приохотила: пела арию из "Наталки-Полтавки", а я - дурачка из "Сватання на Гончарiвцi". Мне было лет девять. А когда приезжал домой папа, он был военный, от оперных затей возвращал нас к засолке огурцов и прочего на зиму. Забот чисто житейских в доме хватало, ведь после меня родилось еще пятеро, но я всегда была на стороне мамы в желаниях духовных и творческих.

- Оказывается, будущую "молодогвардейку Ульяну Громову" не раз исключали из школы...

- Было. Я росла эмоциональным ребенком, любила гуманитарные предметы и... справедливость. Когда меня исключили из первого класса, мама только рассмеялась: "Твоя учительница где только раньше не работала. А чтобы учить детей, надо сначала самой выучиться. Пойдешь в школу в следующем году". Потом выгоняли за написанное кем-то в туалете плохое слово: грешили на меня, и я с горя пошла топиться в Азовском море. А позже я и мои друзья написали письмо самому Сталину, чтоб отменил в школе нудную математику. Исключали меня и из института - по специальным актерским дисциплинам у меня всегда было хорошо, а вот по некоторым общеобразовательным и "околовсяческим" случились завалы, и на общем собрании объявили, что я отчислена, но потом все же одумались.

- Нонна Викторовна, вы были любимицей не только простого народа, но и партийной верхушки. Приходилось ли вам встречаться с кремлевскими вождями в неформальной обстановке?

- И не раз. Но первое впечатление - самое незабываемое. Это была встреча правительства с интеллигенцией в Архангельском под Москвой: Хрущев, Ворошилов, Буденный, Микоян. Организаторы расставили вдоль озера баночки с червями и удочки: мол, милости просим рыбки половить! Но Хрущев их пыл охладил: "Знаю я вашу рыбку, небось сгрузили в воду машину карпов, а теперь хоть рукой лови!".

От актеров пригласили шестерых: Скобцеву с Бондарчуком, Николая Рыбникова с Аллой Ларионовой, ну и Вячеслава Тихонова со мной. Мы тогда еще были трусоваты насчет вождей, только раскрепощались. И вот когда на банкете Хрущев начал произносить тост, к нашему ужасу, Рыбников его перебивает и говорит: "Никита Сергеевич, вы лучше про Кубу расскажите!". А Хрущев в ответ: "Я что, с Кубы приехал? Читай газеты - там все написано!". Мы, артисты, подумали, что нам крышка, но благодаря заступничеству министра культуры Фурцевой все обошлось. На следующее утро она сама нам позвонила и успокоила. А проштрафившийся Рыбников еще и выпросил с собой в дорогу мешок раков, сваренных в пиве. Мы все шестеро уселись в "ЗИС-110" и благополучно удалились. Может, внимание Никиты Сергеевича отвлек Ворошилов. Мы заметили, как его поволокли, и подумали, что Климент Ефремович умер. А когда нам посоветовали в ту сторону не смотреть, сообразили, что он просто мертвецки напился.

- Анна Ахматова в благодарность Никите Сергеевичу за освобождение сотен тысяч людей из ГУЛАГа называла себя "хрущевкой". А вам кто из лидеров страны наиболее симпатичен?

- Что касается меня, то я - путинка. То есть на первое место ставлю нынешнего президента. Молодой, симпатичный, главное - умеет сказать-пояснить, чего хочет. Предсказуемый и вразумительный.
"УРБАНСКИЙ ПОДРЯДИЛСЯ ВМЕСТО КАСКАДЕРА СНЯТЬСЯ В СЛОЖНОМ ТРЮКЕ, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ 70 РЭ"

- Именно благодаря вам и вашей книге я узнал, как погиб замечательный актер Урбанский. Оказывается, деньги там сыграли печальную роль?

- Когда снимался фильм "Директор", у Урбанского действительно не сошлись дебет с кредитом: не уложился в сумму суточных и подрядился вместо каскадера сам сняться в сложном трюке, чтобы получить за это аж... 70 рэ. Актерам тогда платили, по сути, мизер, а Урбанского дома ждала любимая жена-красавица на восьмом месяце. Из-за тех денег - будь они неладны! - вся трагедия и произошла: два дубля проделал нормально, а на третьем Женя вылетел из газика и был убит спинкой сиденья. От растерянности и ужаса камеру не выключили, и все было снято на пленку. Потом суд шел полгода - хотя что уж тот суд? Такого человека не стало...

- Кстати, я вам привез из Киева теплейший привет от вашей партнерши по "Комиссару" Раисы Недашковской.

- Спасибо вам. Она не так давно была у меня, вообще, Рая - ангел и всегда всем старается помочь. "Комиссар", пролежавший на полке 20 лет, бесспорно, генеральная картина в моей жизни, и не только в моей. Надеюсь, что она, показавшая, с одной стороны, ужасы гражданской войны, с другой - милосердие еврейской семьи (мужа, Ролана Быкова, и его жены, которую так блестяще играла Раечка), сделала мир хоть чуточку добрее. Во всяком случае, мы с режиссером Аскольдовым ездили с картиной по всему миру, даже Клинтон приглашал, и сотни японцев, австралийцев или американцев каждый раз аплодировали стоя, со слезами на глазах...

- Я не понимаю, за что в свое время судили Аскольдова?

- Это был чуть ли не самый сложный период моей жизни: съемки фильма остановили, и мне пришлось ходить на суд, а в Москве начались больничные проблемы с моим сыном. Аскольдова не только судили, но и уволили из штата студии. Дело-то какое вытащили! В "Комиссаре" конницу много снимали. Живность должны были подковывать два конюха-алкоголика, но вместо этого пили беспробудно. От беспрерывных скачек у неподкованных лошадей стирались копыта, их приходилось в

конце концов выбраковывать - убыток колоссальный. А свалили эту беду на режиссера.

Владимир Басов, Ролан Быков и я аккуратно ездили на суд. К счастью, адвокаты все же доказали, что коней подковывать режиссер не должен. Но картину, еще не озвученную, положили на полку. И в картине боль, и сына вспоминать было тяжело с его проблемой. Не ехала я к нему. Ну что стоило вырваться на два дня?.. Скучала страшно. Бывало, едва сдерживалась, чтоб не бросить все и съездить. Старалась не вспоминать его, ни лица, ни пальцев, ни голоса. Думала: как-нибудь доведу съемки до конца, а там и радость моя - сын...

Вот как раз в эти четыре месяца его и прихватило. Вернулась - он в больнице... Помчалась туда. Он был веселый и виноватый. Признался в том, что принимал "колеса" - таблетки.

- Не без горечи читал ваши строки о том, что ваш муж Вячеслав Тихонов вас "не любил никогда".

- Вспоминать об этом трудно, но врать не хотела - лучше правда как она есть. И в больницу ко мне, когда родила сына, по сути, не приходил. Ребенок вроде бы должен скреплять связь, к тому же нам дали комнату в коммуналке. Но я чаще видела его спину, когда, скажем, он играл в шахматы с моей подругой. А однажды, когда мне сделалось совсем плохо, даже не вызвал "скорую". Он просто не верил, что у меня может что-то болеть, - соседка вызвала.

- А какой из фильмов вам вспоминается чаще?

- Сложно сказать... Это и "Председатель", отмеченный Ленинской премией, и "Женитьба Бальзаминова", и "Бриллиантовая рука", и "Родня", но и "Молодая гвардия". Он был одним из первых, и как нам, второкурсникам, хотелось попасть в этот фильм, ведь мы же сами были дети войны! Затаились, ждем: кому же выпадет такое счастье? И вот когда Герасимов, режиссер фильма, и Фадеев стали выбирать студентов на роли молодогвардейцев, то решили не игнорировать внешнее сходство с героями. Я тогда, говорят, была очень похожа на Ульяну Громову, и меня взяли.

С тех пор прошло много лет. Было много картин, ролей, но "Молодая гвардия" осталась очень дорогой, как родная сестра,- это была наша путевка в творческую жизнь.
"ЧТОБЫ НЕ ЗАДУШИТЬ ШУКШИНА В ОБЪЯТИЯХ, Я, СКОМКАВ СВИДАНИЕ, УШЛА"

- Насколько правда, что вы категорически отказались сниматься в "Они сражались за Родину" и что только Шукшин уговорил вас на это?

- Вообще, Шукшин - это моя светлая любовь, это мое несказанное. Мы познакомились, когда он еще был молоденьким и начинающим - вместе снимались в "Простой истории" на Киностудии имени Горького. Роль у него была небольшая, но он ее исполнил с шиком и тончайшим знанием людей деревни.

Как-то сидим при керосиновой лампе, пьем чай. Вася, веселый, дует в блюдце и моргает мне: мол, дело есть. Ну, у меня сердце в пятки. Не скрою, я тогда безошибочно узнавала скрип Васиных сапог и всегда угадывала, в какую комнату он отправляется. А тут вдруг какое-то дело. "Свидание, что ли, - подумала я. - Но я же замужем. Ах, зачем я замужем?". А он, проскрипев в сторону крыльца, тут мне и говорит, достав из-за голенища свернутую в трубочку тетрадь: "Вот, надумал писать книгу о Степане Разине". Меня это так обескуражило, что я плохо улавливала план будущей книги. "Ах, Вася, - подумалось, - и ты туда же, в графоманы". Словом, рухнуло мое тайное увлечение.

И при чем тут Степан Разин, кому это нужно? А он вел свое: о том, что там и песни будут. Когда он запел своим сипловатым, грудным и пронзительным голосом, я ошалела от его тембра. Меня снова потянуло к нему, и тогда, чтобы не задушить его в объятиях, я, скомкав свидание, ушла. Легла на кровать. Жду, куда направятся кирзовые сапоги. А никуда! Я так и уснула, не дождавшись, когда он уйдет с крыльца.

Если быть до конца откровенной, мне не хотелось расставаться с ним никогда. Но, быстро исполнив свою небольшую роль, он уехал. Довольно болезненный для меня момент закончился благополучно. Вообще, трудно бывает женщинам, когда есть муж и сын, а в тебе самой молоточком стучит воспоминание о ком-то другом.

Словом, я стала любить Васю только за его творчество, за его фильмы и рассказы, которые начали выходить в "Труде", "Литературке" и "Неделе". И вот проходит немало времени, и снимается "Они сражались за Родину". Сергей Бондарчук сразу позвал меня на роль Натальи Степановны, но я действительно наотрез отказалась, поскольку все другие актеры поехали работать на Дон с семьями, а я к тому времени была разведена. Что мне там делать? Не то чтобы я стеснялась, но как бы чувствовала себя в проигрыше перед всеми!

И вот опять звонок мне в Москву, Шукшин: "Приезжай на роль Натальи!". Я все сомневаюсь, уворачиваюсь, а Вася в трубку кричит: "Приезжай! Ничего такого, что ты думаешь, не будет...". Я не очень поняла, чего не будет, но поехала, раз такие люди столь настойчиво приглашают. Приезжаю, а всех жен как корова языком слизала. Бондарчук даже обручальное кольцо снял, чтоб не напоминать о моем семейном "банкротстве"!

Четыре раза мне посчастливилось сниматься с Шукшиным, но именно в этом последнем фильме произошло чудо. Мы так слаженно играли, что это было, как в пинг-понге: он мне - я ему. Мы так близки духовно были в тот момент, нам было так горячо в том магическом кольце, в которое мы попали, что не заметили, как сыграли - одним дублем на одном дыхании.

А через несколько дней Васи не стало. Сгорел, как на костре. А все из-за проклятой водки, которой он пытался усмирить свои эмоции. Вася - это мой вечный свет.



Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
1000 символов осталось